голос российского бизнеса
Январь-Февраль 2012 / Бизнес и общество

Евгения и Юрий Белонощенко: «Чтобы этот бизнес был успешным, его надо любить»

В конце ноября 2011 г. Евгения Белонощенко, основатель сети центров раннего развития «Бэби-клуб», стала победителем премии «Предприниматель года» Ernst & Young в номинации «Образование и развитие». Эта победа, безусловно, заслуженная. Как говорит сама Евгения, её миссия – изменить систему образования. Через несколько дней после получения премии Женя в четвёртый раз стала мамой – на свет появился долгожданный сын. А муж Юрий с радостью принимает в этом самое активное участие – как в рождении детей, так и в развитии бизнеса супруги.

Евгения и Юрий Белонощенко: «Чтобы этот бизнес был успешным, его надо любить»

Е.Ш.: Вашему бизнесу 11 лет, из которых на московском рынке вы присутствуете уже 4 года. Вместе с тем при запросе в «Яндексе» среди студий раннего развития детей «Бэби-клуба» нет в первом десятке, почему?

Евгения: Когда рождается что-то хорошее, о бизнес-составляющей не думаешь в первую очередь. Я горела идеей и открыла «Бэби-клуб», чтобы реализовать свой потенциал. Сейчас качество наших услуг позволяет успешно существовать, не находясь при этом в первой десятке «Яндекса».

Е.Ш.: Обычно успешные «детские» проекты создаются мамами для своих детей...

Евгения: Это так кажется. Мой проект был создан для меня. После знакомства с Николаем Зайцевым, автором замечательной методики, я захотела научить хотя бы одного ребенка читать. У меня получилось, уже более 8 тысяч наших выпускников научились читать в раннем возрасте, и с каждым годом эта цифра растёт. Так получилось, что первые 6 лет работы мы вообще не давали рекламу. Мы в ней не нуждались, информация о нашей деятельности распространялась через сарафанное радио – клиенты рекомендовали «Бэби-клуб» своим друзьям и знакомым. Мы открывали новые клубы, и я плавно взяла на себя директорские обязанности, в том числе занималась подбором и обучением персонала. А теперь мы с командой уже обучаем наших партнёров-франчайзи.

Е.Ш.: Как мне кажется, в отличие от ресторанного бизнеса в таких услугах, как ваша, тем более клубного формата, невозможно поддерживать соответствующие стандарты и идеологию при франчайзинге. Как вы это контролируете?

Евгения: Начну издалека. Для моего мужа Юрия «Бэби-клуб» – это любимое хобби, для нашей компании он является незаменимым стратегом. Однажды Юра предложил: «Знаешь, один клуб – это хорошо, два – тоже хорошо, но большим количеством клубов становится управлять всё сложнее. Есть франчайзинг». Когда он мне описал, что это такое, я сказала: «Нет, нет и нет».

Юрий: Это моя любимая тема. Про любую мою идею Женя всегда говорит – нет. Всегда.

Евгения: Да, все Юрины идеи на несколько порядков выше, и сначала их просто не понимаешь. Поэтому сейчас, когда сработало уже 5–10 фантастических Юриных идей, я «нет» говорю гораздо реже. Соответственно, вначале я не понимала, как идти по пути франчайзинга, не понимала, где директора найдут учителей, как обустроят помещения. Почему-то сразу про стандарты мысли не возникло.

Юрий: Просто Женя не понимала, как можно продолжать её дело без её собственного участия.

Евгения: Было сильное внутренне противоречие, я не была уверена, что получится. В итоге мы нашли профессионалов, которые описали поэтапно мой бизнес: методики, дизайн, отбор персонала.

Юрий: Тогда была проделана огромная работа. Были задокументированы все бизнес-процессы и создано «ядро» франшизы, которое уже можно было передавать. В дальнейшем ещё многое предстояло проработать, гораздо больше, чем предложили консультанты, но они столкнули проект с мёртвой точки. Я люблю работать с консультантами – если есть люди, которые могут быть большими профессионалами в какой-то области, и есть возможность получить их экспертное мнение – почему бы этого не сделать?

Евгения: На самом деле мы всегда выделяем бюджет на тренинги и на консалтинг.

Е.Ш.: И большой бюджет развития? Прибыль позволяет?

Юрий: Женин бизнес до сих пор находится в состоянии постоянного реинвестирования. Основную часть из того, что зарабатывается, вкладывается в развитие бизнеса. Например, мы можем сходить с Женей на классный тренинг, после чего туда отправляются члены её команды. Мы понимаем, что это даёт ещё больший рост.

Евгения: Мы не стоим на месте и постоянно находим области для улучшения. Сейчас мы понимаем, что нам нужно более основательно подойти к планированию финансов.

Юрий: Тебе необходимо начать просчитывать себестоимость привлечения одного клиента, сейчас ты не знаешь эту цифру. В любом случае, возвращаясь к стандартам, хочу отметить, что из 60 клубов по всей России за время существования франчайзинга было два выхода партнёров из сети: один по инициативе Жени, а один по инициативе самого партнёра.

Евгения: Мы понимали, что у нас разные ценности, разные подходы, поэтому расстались. Это стало нашим опытом, благодаря которому мы изменили подход к выбору партнёров. Сейчас мы 2 раза в месяц проводим презентации, на каждой из которых собираются порядка 12 человек. Из этих 12 мы выбираем только одного-двух. Решение о том, кто пойдёт с нами дальше, мы принимаем всей командой. Прямо после встречи садимся и обсуждаем, и, если у нас появляются сомнения относительно какого-то человека, на следующий уровень переговоров он уже не проходит.

Е.Ш.: Что за критерии отбора: горящие глаза, любовь к детям?

Евгения: Не только. Мы наблюдаем, что больше человека интересует: финансовая составляющая или стиль и смысл нашей деятельности – дети, процесс социального развития. Если у человека всё-таки превалируют финансы, у него этот бизнес не получится, для нашего дела важна душа.

Юрий: Я считаю, чтобы этот бизнес был успешным, его надо любить, ведь он очень специфический.

Е.Ш.: А как у человека могут быть на первом месте финансы, если бизнес неприбыльный?

Евгения: Мы не можем сказать, что бизнес неприбыльный. Иначе наша сеть не выросла бы за 2,5 года до 67 клубов. Это только мы тратим заработанные деньги на тренинги и консалтинг. У нас есть партнёры, которые хорошо зарабатывают. Но для этого нужно работать – ежедневно уделять клубу не менее 4 часов. При этом, конечно, речь не идёт о состояниях, которые можно заработать на нефти.

Е.Ш.: А кто хочет сегодня стать вашим партнёром?

Евгения: 40% – это люди из финансов, бухгалтера, которые устали от корпоративного масштаба, 40% – это домохозяйки, женщины, которым мужья подарили этот бизнес, и остальные – наши педагоги, проработавшие у нас много лет. Они понимают нашу систему изнутри, и им становится интересно продолжать дело уже на другом уровне. Ещё одна новая прослойка – это клиенты, которые увидели на своем ребёнке результат нашей деятельности. При этом у нас сейчас восемь партнёров, которые имеют два и более клубов в своей собственности. То есть это люди, которые покупают франшизу повторно. Они убедились, что это работает и захотели увеличить свою сферу деятельности.

Юрий: Таким образом, выбор партнёра – это первый уровень контроля качества. Также я подбираю членов своей команды на финансовом рынке – выбираю немногих из многих. Среди потенциальных партнёров Женя выбирает правильных людей, а потом учит их делать бизнес так, чтобы он был прибыльным.

Евгения: Для этого важно, чтобы партнёры слушали наши рекомендации и следовали им. Мы много узнали за время работы. Сейчас у нас есть чек-лист, состоящий из 229 пунктов, по которым можно проверять соответствие деятельности клуба нашим стандартам.

Е.Ш.: А как у вас прописан стандарт отбора персонала – учителей для работы в клубе?

Юрий: Существует многоступенчатая система отбора персонала, она построена таким образом, чтобы в систему попадали правильные люди. Этой системе обучаются все партнёры. Затем они на местах отбирают кандидатов по этой методике. Но окончательное слово всегда за управляющей компанией. Те, кто проходит первый этап отбора, попадают на собеседование в офис.

Евгения: Из 100 человек мы выбираем трёх. Тот, кто прошёл этот серьёзный отбор, переходит на этап обучения. Первоначальное обучение, разработанное нами, длится 6 дней, по 8 часов каждый.

Е.Ш.: Эти люди обязательно должны иметь опыт работы с детьми?

Евгения: По статистике, примерно половина кандидатов имеет такой опыт. Многие хотят попробовать себя в этой сфере деятельности. Правда, бывают ситуации, когда кандидат имеет и опыт работы с детьми, и человек хороший, и обучение прошёл успешно, но у него не получается.

Е.Ш.: Человек это сам чувствует или есть час-икс, к которому он должен успеть отработать какие-то вещи?

Евгения: За преподавателем смотрит клиент. Если группы полные, значит всё идёт правильно. Если этого не происходит в течение трёх месяцев – для нас это звонок. При этом стало показательным, что во время кризиса результаты нашей деятельности не падали, наполняемость групп оставалась стабильной. Клиенты понимают, что, занимаясь развитием ребёнка в раннем возрасте, они обеспечивают ему лучшее будущее – ребёнку легче будет учиться в школе, у него будет открытый ум.

Е.Ш.: Я так понимаю, что следующим этапом для вас является создание школы?

Евгения: Сегодня я горю этой идеей. Та школа, которую мы хотим создать, должна стать образовательной нормой. В течение 11 лет работы «Бэби-клуба» я каждый год слышала пожелания родителей: «Если вы откроете школу, мы перейдём всем составом». И я всегда к этому относилась несерьёзно. И однажды я поняла, что когда «Бэби-клубов» в России тысячи – это, конечно, приятно. Но когда ты даёшь хорошую базу, очень хочется, чтобы в дальнейшем это не стало напрасным, не ушло и не потерялось. Мы смеёмся, что в 40 лет (мне сейчас 36) у меня будет школа, в 50 – университет, а в 60 я буду министром образования. «Бэби-клуб» даёт детям мощный фундамент. Школа должна дать ребёнку понятие предназначения, призвания. После нашего университета обучение в котором будет 2, максимум 3 года, выпускники смогут выходить в свой бизнес. Мы считаем, что в жизни и обучении главное – не оценки или цвет диплома, а знания, которые выпускники смогут применить в интересной им деятельности. Я, например, за 11 лет никогда не показывала ни один из своих двух дипломов. Никому, ни разу.

Е.Ш.: А кто-то просил показать?

Евгения: Никто не просил. Я сказала это к тому, что диплом не имеет большого значения. А знания, которые мы будем давать своим выпускникам, дадут им возможность пойти работать как в крупные известные корпорации, так и открывать собственное дело. Главное, что после обучения они будут понимать своё предназначение и знать, как грамотно работать в команде или сформировать её.

Е.Ш.: Ваши дети учатся в «Новой Гуманитарной Школе», которая вам очень нравится. Зачем придумывать конкурента, может, надо развивать эту школу?

Евгения: Система «Бэби-клуба» – это не система, продуманная мной от начала и до конца. За основу мы взяли лучшие мировые методики и выбрали из них, на наш взгляд, самое лучшее – те, что способствуют бережному развитию интеллекта. То же самое я хочу сделать со школой. И школа, и университет будут объединять много разных теорий, которые вписываются в наше понимание о современном образовании и гарантированно работают.

Е.Ш.: А для школы где учителей искать будете? Всё-таки в вузах несколько лет на эту специальность учат, а вы тоже отработаете методику подготовки – 6 дней по 8 часов?

Юрий: В любом бизнесе всегда есть проблемы кадров, куда ни посмотри. Женя ищет учителей, как золотоискатели ищут золото. Нужно строить целенаправленную работу по поиску. Когда я возглавлял региональную сеть «Тройки диалог» и мне был нужен кандидат в каком-то городе, я мог два раза специально туда слетать, просто чтобы поговорить с нужным мне человеком.

Евгения: Вокруг меня всегда были талантливые люди. И я долгое время думала – в чём же мой талант? А потом я поняла очень простую вещь: я умею находить и собирать вокруг себя эти таланты. Так что мы найдём учителей.

Е.Ш.: Вы осознаёте себя людьми новой формации? Консалтинг на каждом уровне развития бизнеса? Семейный бизнес, притом что муж занят на серьёзной работе, вне работы – активный спорт, трое детей, ждёте пополнения...

Евгения: У нас много духовных учителей, которые нас разворачивали и поднимали наверх. Сейчас, например, мы дружим с французским философом Оскаром Бренифье. Он член ЮНЕСКО. У него есть свой Университет критического мышления. Юра периодически приезжает к нему на лекции во Францию, а Оскар бывает у нас в гостях. Другой наш учитель – Виктор Толкачёв. Он как-то сказал: «Как только вы будете достигать новой точки роста, вы будете понимать, что вы на горе. С одной стороны, вы будете одиноки по отношению к большинству». Но я не чувствую себя одиноко, потому что с нами на горе есть кто-то ещё. Это огромное счастье. У меня есть дети, у меня есть бизнес. Мы с мужем не только любовники и родители для своих детей, мы друзья. Сказать, что это новая формация? Это норма. У нас ссоры в основном из-за бизнеса. Те вещи, на которые люди тратят свои жизни – слежки, ревность, обиды, – у нас нет на это времени.

Юрий: Мы не можем длительное время быть в ссоре и не разговаривать, нас постоянно тянет друг к другу.

Евгения: Просто мы от жизни получаем удовольствие.

Е.Ш.: Будучи людьми на горе, вы не чувствуете в себе задачу по пропаганде такого образа жизни для людей, которые внизу?

Юрий: Во-первых, мы для этого и встречаемся с тобой, например. Обязательно надо рассказывать о своём опыте и своем успехе. Поэтому я и пишу фейсбуке отчёты, например, про то, как я пробежал триатлон.

Евгения: И ругает меня за то, что я не делаю этого.

Е.Ш.: Что, будучи беременной, не участвуете в триатлоне или что на фейсбуке не пишете?

Евгения: Юра недавно говорит: «Женя, я сейчас еду учиться плавать к американцам в Турцию. Ты поедешь со мной?» Я плаваю очень хорошо. Я и сейчас, на восьмом месяце беременности, до сих пор плаваю, но тренироваться я точно не поеду... Ругает меня за то, что я не делюсь своими событиями онлайн. Просто у меня не хватает времени.

Юрий: Фейсбук не является главным инструментом. Мне кажется, что у нас с Женей получается менять мир вокруг себя своим личным примером.

Евгения: Те люди, которым интересно с нами общаться, они могут это делать свободно. Бывает, что звонят и говорят: «Слушайте, прочитал статью в “Форбс” про вас. Можно я к вам в гости приеду?»

Юрий: Многие люди появляются, но многие и отсеиваются. Когда ты по спирали выходишь на новый круг интересов, часто видишь, что люди, с которыми ты провёл часть жизни, всё ещё находятся на предыдущем этапе. Когда-то мы активно играли в мафию. Сегодня каждую неделю играть в мафию... мы просто не можем себе позволить тратить столько времени на это. Для меня за последний год стала открытием тема с французским философом, тема триатлона, которым, кстати, занимается очень много финансистов.

Евгения: Многие люди, с которыми мы потом становимся друзьями, приходят к нам через «Бэби-клуб».

Юрий: Женя передаёт партнёрам стандарты ведения бизнеса не только клубного детского направления, но и бизнеса вообще, стиля жизни. Для нас самое большое счастье – видеть, как работают наши рекомендации и как они помогают людям.

Е.Ш.: Познакомились вы тоже нестандартно?

Евгения: Это красивая история.

Юрий: Мы познакомились в мой день рождения на дискотеке. Это случилось во дворце культуры, в который никто из нас ни до, ни после не ездил, потому что он находился на окраине города. В тот день мы оба попали туда случайно. Ни я, ни Женя не курили. В общем, мне мой товарищ дал подержать пачку сигарет, а Женины подруги попросили её как самую активную стрельнуть сигареты. Невероятное знакомство: ей сигареты не нужны, у меня их никогда не было.

Евгения: Мы познакомились 18 мая, а 18 июля поженились. Вот недавно отметили 15 лет совместной жизни.

Е.Ш.: В чём рецепт, помимо семейного бизнеса?

Юрий: Мне кажется, просто повезло.

Евгения: «Почему вы такой богатый? Вы знаете, я очень много работал, очень много. А потом нашел нефть».

Юрий: На самом деле, семейный бизнес – это очень непростая вещь, потому что для успеха важно научиться разделять роли. Нужно знать, когда ты надеваешь халат, а когда деловой костюм. Все наши трения происходили, когда мы зарубались по поводу какого-то делового вопроса, и это переносилось на наши семейные отношения. В то же самое время у нас другой уровень понимания, доверия и поддержки. Для нас одно из любимых мероприятий – сесть в машину и уехать куда-нибудь, например, в Крым.

Е.Ш.: Дети не устают?

Евгения: Дети на поезде.

Юрий: Мы вдвоём. Мы едем и просто разговариваем. Нам приходят какие-то совершенно новые идеи и мысли по поводу того, как развиваться дальше.

Е.Ш.: А дети ваши как развиваются?

Евгения: Они все абсолютно разные. Старшая дочка Наташа в 5 лет пошла в школу. Сейчас выигрывает конкурсы фотографии, безумно любит читать. Яночка, она средняя, – круглая отличница. Она увлекается театром и уже пишет свои сценарии, которые полны юмора. Младшая Марта уже в 3 года могла прочитать папе газету. В ней столько энергии, что мы порой не знаем, куда её деть. Она у нас и на батуте прыгает, и музицирует, а ещё она шикарно рисует. Каждая из них нашла своё дело и занимается тем, что приносит удовольствие. Все, кто с ними общаются, отмечают их открытый ум, чувство юмора, любознательность, которую в принципе «Бэби-клуб» и даёт детям.

Е.Ш.: Вопрос от работающей многодетной мамы работающей многодетной маме – вы не испытываете дефицита общения с детьми, и хватает ли им общения с вами?

Евгения: Иногда моя младшая четырёхлетняя дочка спрашивает: «Сегодня пятница?» Она спрашивает это, потому что знает, что за пятницей следует суббота, и значит, мы будем вместе дольше.

Юрий: Главное в общении с детьми не количество, а качество.

Евгения: А качество нашего общения подтверждается тем, что каждый день я слышу от них слова любви. В том, что мы не проводим целые дни вместе, есть свои плюсы: дети приучаются к самостоятельности, в каждом возрасте – к своей. Мы с детьми друзья. Субботу, воскресенье я провожу вместе с ними.

Юрий: Я планирую свои дела в трёх форматах. У меня есть еженедельный план, ежемесячный и годовой. Дети знают, что для того, чтобы что-то произошло, они должны попасть в еженедельный план. У меня в комнате висит доска с недельным расписанием. Они берут маркер, подходят ко мне и говорят: «Папа, когда?» Я: «Ой, нет. Сегодня нет, завтра нет». Они: «В субботу, в 9 часов вечера». Потом мне уже деваться некуда, потому что это уже вписано в график, и это уже их время.

Е.Ш.: А как вписываете детей в семйный бизнес? Чему стараетесь научить в первую очередь?

Евгения: Практически каждый рабочий день кто-нибудь из детей заходит к нам в офис. Они видят, как работаю я и моя команда. Вообще, я не сторонник семейного бизнеса поневоле. Я буду рада, если кто-то из детей захочет продолжить моё дело, но я буду рада не меньше, а может, даже и больше, если они выберут иной путь. У девочек уже есть предпринимательский опыт. Наташа (14 лет) варила мыло и продавала его в галерее. Она также помогает нам и в офисе – делает презентации, фотографирует. Яночка в свои 9 лет на Патриарших прудах продавала домашний лимонад. Каждый тёплый летний день, когда была в Москве, она покупала лимоны и делала лимонад. Потом несла кувшин и стол со стулом на Патрики и утоляла жажду прохожих. И мы наблюдали, какое неимоверное наслаждение она получала от этого процесса.

Юрий: Мы не учим, просто не ограничиваем их. Хочет мыло варить, пусть варит. У нас вся морозилка в холодильнике в этом мыле.

Е.Ш.: Родители моются этим мылом?

Евгения: Я – да.

Юрий: Я – нет, люблю классическое. Вот сейчас старшая дочь устроилась ко мне на работу личным домашним помощником.

Е.Ш.: Ничего, что несовершеннолетняя, или с разрешения родителей?

Юрий: Ничего. Задачи у неё такие: сделать что-то по хозяйству, например, сдать одежду в химчистку или подготовить материалы для презентации, или найти что-то в Сети. Пятница – день зарплаты. Я ей раз в неделю плачу зарплату. И все счастливы.